главная  •  ссылки  •  бывшая гостевая


Некоторые размышления о предмете

Человеку, который захотел поставить посреди Петербурга 300-метровый стеклянный Х...й, лучше обратиться не к архитектору, а к психоаналитику – тот решит его проблемы гораздо дешевле.

"...само строительство Петербурга - явление неординарное, уникальное, эдакий вызов природе (...). Но разве строительство небоскреба сейчас – не тоже самое?"
(из письма сторонника Ужоса).

Закладка крепости на Заячьем острове в мае 1703-го – вызов не столько природе, сколько Швеции. Чуть выше по течению уже 90 лет существовал шведский город Ниен, без всяких претензий на неординарность. То, чем впоследствии стал Петербург – результат труда, ума и таланта множества людей, которые уважительно относились к труду предшественников и воздавали должное их уму и таланту (даже пресловутые "коммунисты" не изменили традиции). Не в последнюю очередь благодаря этому город стал всемирно известной культурной ценностью. Да, были скучные новостройки, были и в центре города маловыразительные и не очень удачные здания, но никто ни из зодчих, ни из властных заказчиков не опускался до архитектурного хамства.

"Эйфелева башня"

В 1952-62 гг. в Ленинграде была построена телебашня. Её высота составила 316 метров – в то время это было самое высокое сооружение в Европе, на несколько метров выше башни Эйфеля.

Так что своя Эйфелева башня у нас УЖЕ ЕСТЬ, и тему на этом можно закрыть.

Думается, водораздел в восприятии пресловутого проекта – прежде всего культурный. Это можно будет увидеть по отзывам, которые, скорее всего, будут выглядеть как "мне это нравиться" и "мне это не нравится".

Теперь Лахта... Умный, наступив на грабли, поймёт, что так делать больше не стоит. Дурак будет наступать снова и снова, и закономерно получать по лбу.

Лучше народа не скажешь. О смысле гигантизма вот что говорит народ английский, в переводе С.  Маршака:

Если бы да кабы

Кабы реки и озера
Слить бы в озеро одно,
А из всех деревьев бора
Сделать дерево одно,

Топоры бы все расплавить
И отлить один топор,
А из всех людей составить
Человека выше гор,

Кабы, взяв топор могучий,
Этот грозный великан
Этот ствол обрушил с кручи
В это море-океан, –

То-то громкий был бы треск,
То-то шумный был бы плеск!